Маскулинность

Маскулинность (от лат. masculinus — мужской) — комплекс телесных, психических и поведенческих особенностей, которые рассматриваются как мужские.

Стандарты мужественности или маскулинности варьируют между различными культурами, историческими периодами и географическими регионами. Возраст, этническая или расовая принадлежность, социальный класс и другие критерии стратификации пересекаются с гендерной идентичностью в процессе конструирования многочисленных маскулинностей, которые проявляют себя через систему властных отношений. Исследователи/-цы отмечают, что атрибуты традиционно мужского поведения предопределяют «неустойчивость» понимание мужества. Это означает, что мужские черты характера не являются врожденными, а формируются в процессе восприятия стереотипно-мужских взглядов и верований, таких как поддержка иерархии, агрессия, демонстрация власти или физической силы [1, с. 19].

Маскулинность и феминность являются социальными, а не биологическими категориями, которые отражают стереотипные представления о личностных характеристиках, внешности, поведении, одежде, увлечениях, интересах, профессиональных занятиях, образовании, сексуальных и межличностных отношениях мужчин и женщин.

Существует большое разнообразие традиционных моделей маскулинности и феминности, которые зависят от этнических и религиозно-философских позиций, однако абсолютное большинство из них основаны на оппозиции: субъект — объект, сила — слабость, активность — пассивность, жесткость — мягкость.

Важно отметить, что большинство развитых обществ переживают кризис феминности и маскулинности, поскольку стереотипные представления о женственности и мужественности не соответствуют вызовам современности. Ярким примером указанных тенденций может послужить концепция «токсичной маскулинности».

Токсичная маскулинность — совокупность традиционно мужских атрибутов, которые могут вредить не только женщинам, но и мужчинам и общественному строю в целом.

Безработица, низкий уровень дохода, инвалидность или злоупотребления алкоголем могут мешать мужчинам выполнять роли «кормильцев», тогда как невозможность обеспечить собственную семью рассматривается как неспособность достичь тех идеалов маскулинности, которые установленны социальными нормами. Как следствие, установки гегемонной маскулинности могут оказать негативное влияние на модели поведения мужчин в вопросах собственного здоровья, приводить к гендерному разрыву в показателях заболеваемости и продолжительности жизни. В большинстве стран мира мужчины живут меньше, чем женщины, при этом широко признано, что гендерные различия в уровне смертности населения определяются не только биологическими факторами, но и социально-культурными влияниями на отношение женщин и мужчин к собственному здоровью. Например, некоторыми культурными традициями одобряется или даже поощряется употребление алкоголя мужчинами, в то время как для женщин такое поведение считается неприемлемым. Также, в ряде стран до сих пор не одобряется, если женщины работают вне дома, тогда как от мужчин ожидается активная позиция на рынке труда и обеспечения надлежащего уровня дохода для собственных домохозяйств.

Распространенность рискованного поведения среди мужчин приводит к высшей смертности вследствие внешних причин, таких как травмы, несчастные случаи, самоповреждения и убийства. Вследствие большей склонности к табакокурения и злоупотребления алкоголем, мужчины сталкиваются с повышенными рисками заболеваний дыхательных путей и болезнями системы кровообращения. Как показывают отечественные исследования, эти тенденции особенно отчетливо проявляются в Украине, где медико-демографический кризис мужчин углубляется распространением социально детерминированных заболеваний, таких как туберкулез, психические расстройства, связанные с употреблением алкоголя и психотропных веществ, инфекции, передающиеся половым путем, в том числе ВИЧ / СПИД. Более того, среди мужчин чаще диагностируются заболевания в терминальных стадиях, что обусловлено нежеланием посещать врачей или проходить медицинские обследования. Эти особенности отношения к собственному здоровью непосредственно связаны со стереотипными установками маскулинности, к которым относится страх потерять контроль над ситуацией, опасения проявить слабость или смущение и тому подобное. Нереализованные атрибуты гегемонной маскулинности могут приводить к чрезмерному психологическому давлению, тогда как общее угнетение эмоций — вызывать психологические расстройства и глубокую депрессию. Как следствие, мужчины могут искать другие пути подтверждения собственной маскулинности, например, злоупотребление алкоголем и наркотическими препаратами, безответственное сексуальное поведение или проявление агрессии [1, с. 19-20].

Литература:

1. Сучасне розуміння маскулінності: ставлення чоловіків до ґендерних стереотипів та насильства щодо жінок. — К., 2018. — 128 с.

Добавить комментарий

*

code